Сайт онлайн телеведения, новостей сми и радио
Карта сайта #1 Карта сайта #2 Карта сайта #3
СЕЙЧАС НА САЙТЕ
Сейчас на сайте: 11
Гостей: 10
Пользователи: 
- отсутствуют
Роботы: 


Последние посетители: 
ВХОД


КАТЕГОРИИ TV
"В тюрьмах гораздо больше патриотов, чем представителей оппозиции"
Автор: NewsReporter от 1-04-2016, 00:00

Закон, позволяющий игнорировать решения Европейского суда по правам человека, был подписан Владимиром Путиным в конце прошлого года. Согласно документу, последнее слово в дилеммах «исполнять или не исполнять вердикт ЕСПЧ» принадлежит Конституционному суду. Само по себе появление закона связывали с постановлением Страсбургского суда по выплате бывшим акционерам НК «ЮКОС» $1,85 млрд.

Первым прецедентом, которое рассматривалось после принятия закона, стало дело «Анчугов и Гладков против России». Вердикт ЕСПЧ именно по этому делу обсуждался в четверг в КС. Речь идет о предоставлении возможности голосовать на выборах заключенным, отбывающим наказание в местах лишения свободы по приговору суда.

Сергей Анчугов и Владимир Гладков были осуждены еще в конце 90-х. Один — за убийство и несколько эпизодов кражи и мошенничества. Другой — за убийство, разбой при отягчающих вину обстоятельствах, участие в организованной преступной группе, сопротивление сотрудникам милиции. Вначале обоим фигурантам грозила смертная казнь, однако впоследствии приговор был заменен на 15 лет лишения свободы.

Как оказалось, оба преступника, несмотря на тяжесть совершенных преступлений, озаботились своими политическими правами.

Оба переживали, что в местах лишения свободы у них не было возможности голосовать. Согласно ч. 3 ст. 32 Конституции РФ, граждане, осужденные к лишению свободы, не имеют права голосовать, пока их наказание не истечет.

Чтобы добиться отмены этого запрета, Анчугов и Гладков обратились в Европейский суд по правам человека. В Страсбурге, в свою очередь, решили, что такое ограничение политических прав не соответствует Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которую в свое время ратифицировала РФ. Согласно ст. 3 протокола № 1 конвенции «договаривающиеся стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти».

Несмотря на то что в документе не написано об обязательности голосования заключенных, ЕСПЧ решил: это подразумевается само собой. В постановлении Страсбургского суда говорится, что конвенция распространяется в том числе и на «субъективные права избирать и быть избранными».

После того как был вынесен этот вердикт, Минюст обратился в Конституционный суд. Замминистра юстиции Георгий Матюшкин на заседании КС заявил, что его ведомство не ставит под сомнение решение ЕСПЧ, но отмечает его прямое противоречие Конституции.

Против позиции министерства выступил лично бывший заключенный Анчугов.

В своей речи он сравнил зэков с иностранцами: «У человека с двойным гражданством больше прав, чем у человека в России, находящегося в местах лишения свободы!»

Экс-заключенный имел в виду, что человек с двойным гражданством может хотя бы голосовать.

«Изоляция человека от общества не может приравнивать его права к правам иностранца», — распалялся Анчугов, завершив выступление выводом, что исполнение постановления ЕСПЧ будет означать «победу России», так как права ее граждан будут восстановлены.

Еще более экспрессивной была речь адвоката бывших заключенных Сергея Клещева. Он долго перечислял другие статьи Конституции, которые не допускают ограничений свобод. Например, статью 60, согласно которой гражданин может полностью осуществлять свои права и обязанности с 18 лет: «Там не указано — «кроме лиц, отбывающих наказание»!»

Клещев пришел к выводу, что другого варианта, кроме изменения Основного закона, нет: «Как же, убийцы — инициаторы изменения Конституции! Звучит некрасиво, непопулярно. Но создание прецедента по неисполнению решения ЕСПЧ принесет такой вред, который невозможно в полной мере просчитать!» Адвокат также привел в пример своих подзащитных как людей, которые сумели встать на путь исправления: «Ни у одного, ни у другого нет ни одной наколки!»

Кроме того, Клещев дал понять, что голосования зэков не надо бояться: «В местах заключения гораздо больше патриотов, чем представителей ИГИЛ (запрещена в России. — «») или оппозиции!»

Адвокат долго рассказывал о том, как те или иные его подзащитные носят майки с Путиным и одобряют внешнеполитические шаги президента, но это патриотическое выступление прервал председатель КС Валерий Зорькин, попросивший не вмешивать в дело политические соображения.

Полномочный представитель правительства в КС Михаил Барщевский заявил, что Конституция — это закон первого порядка, а ратификация Конвенции, на которую ссылается ЕСПЧ, осуществлялась федеральным законом — актом третьего уровня, который не может противоречить вышестоящему акту.

Представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин нарисовал совсем страшную картину того, что может случиться, если сейчас пойти на поводу у ЕСПЧ: «Он может принять трактовку, которая предписывала бы обеспечить право на участие в голосовании иностранным гражданам.

Возможно, и еще какие-то трактовки будут даны. Допущение такой ситуации будет означать отказ от принципа суверенитета».

Судья КС Сергей Князев поинтересовался у Анчугова, согласился ли бы он, чтобы в России, как и в Италии, существовало ограничение, в соответствии с которым голосовать не могут осужденные на срок свыше пяти лет. ЕСПЧ в свое время посчитал такое ограничение правомерным. Бывший заключенный ответил, что, по его мнению, на формирование органов власти не должны влиять лишь граждане, осужденные на пожизненные сроки.

В этот момент трибуну получили защитники постановления ЕСПЧ, более изощренные в подобных делах. Мнение Совета по правам человека при президенте РФ представил Илья Шаблинский. Он сразу заявил, что

ЕСПЧ вовсе не требовал изменения Конституции, а, наоборот, указал, что решить противоречие можно «за счет некой формы политического процесса или истолкования Конституции России компетентными органами».

Шаблинский вспомнил и пример Великобритании. Дело в том, что ЕСПЧ вынес аналогичное решение в деле «Херст против Соединенного Королевства». Хотя в Великобритании нет конституции, местные законы также ограничивают права заключенных. В итоге власти этой страны поставили вопрос на голосование в парламенте, но там поправки не прошли.

«Во всяком случае государство попыталось исполнить постановление. Мы полагаем, что Российская Федерация тоже должна попытаться исполнить международное обязательство», — заключил правозащитник, добавив, что власти Великобритании обещают заново рассмотреть вопрос в дальнейшем.

Однако этот аргумент чуть не обернулся против Шаблинского. Судья Князев поинтересовался у него, возможно ли было исполнить постановление ЕСПЧ без изменения в британском законодательстве.
«Британские власти посчитали оправданным поставить вопрос на голосование в палате общин, хотя шансов на прохождение поправки был немного. Вызывает ли уважение позиция депутатов — другой вопрос», — не так уверенно ответил представитель СПЧ.

Глава КС Валерий Зорькин спросил у Шаблинского, не может ли тот объяснить, почему на момент ратификации Россией Конвенции о защите прав человека и основных свобод не шла речь о том, что она противоречит Конституции.

Шаблинский ответил, что до этого времени вопрос просто не вставал перед судом.

В поддержку позиции Минюста высказались также представитель президента в КС Михаил Кротов и представитель Генпрокуратуры. Однако свой вердикт КС в четверг не вынес. Решение суда будет готово в ближайшее время.

 

Комментарии:

Оставить
 
 
Индекс цитирования



2012 © Designed by Скрипач Моня & SPrend