Сайт онлайн телеведения, новостей сми и радио
Карта сайта #1 Карта сайта #2 Карта сайта #3
СЕЙЧАС НА САЙТЕ
Сейчас на сайте: 32
Гостей: 32
Пользователи: 
- отсутствуют
Роботы: 
- отсутствуют

Последние посетители: 
ВХОД


КАТЕГОРИИ TV
"Сотни таких, как я, сгнили в подвалах или убиты"
Автор: NewsReporter от 2-04-2016, 00:00

С 23-летней активисткой Анастасией Пятериковой корреспондент «» встретился в самом центре Луганска в кафе с экзотичным названием Melrose. В престижном по местным меркам заведении вышколенные официанты в нарядных фартуках интересуются о степени прожарки стейка из мраморной говядины, предлагая в качестве аперитива 12 видов виски и шесть видов текилы. Несмотря на подскочившие за два года цены и копеечные зарплаты большинства жителей, кафе не пустует — во время бизнес-ланча занято больше половины столиков. Всего в 10 км от этого места проходит фронтовая линия разграничения.

Анастасия Пятерикова при Украине работала танцовщицей в ночном клубе, а в 2014 году стала одним из лидеров луганского «антимайдана». Сейчас Пятерикова считается одним из основных критиков действующей в ЛНР власти и, в частности, главы республики Игоря Плотницкого. Источники «» говорят, что власть не видит в этой активистке угрозы, поэтому она одна из немногих в ЛНР, кто может говорить о проблемах самопровозглашенной республики открыто.

— В последнее время ЛНР практически ушла из информационного поля. С чем это связано?

— Информационное поле в ЛНР занято людьми проукраинских взглядов, которым нужна тишина. Даже не говорим о российских СМИ, республиканские информационные ресурсы практически не освещают события 2014–2015 годов, а именно луганский «антимайдан» и «Русскую весну». Наша организация неоднократно пыталась пробить информационную блокаду, но за два года мы так и не добились ни одной публикации или трансляции документальных материалов, связанных с этими событиями.

Для журналистов из России положительных информационных поводов практически нет —

на повестке дня лишь аресты проворовавшихся чиновников и министров ЛНР.

В конце концов идет скрытая попытка любыми политическими и иными путями интегрировать нас в Украину.

— То есть вы считаете, что в Луганск вернется украинская власть? Каким образом?

— В канцелярии Верховной рады зарегистрирован законопроект «Об особенностях управления отдельными территориями Донецкой и Луганской областей». Его авторство разделили аж шесть нардепов от оппозиционного блока: бывший заместитель главы «Украинского выбора» Василий Нимченко, экс-мэр Курахово (Донецкая область) «ахметовец» Сергей Сажко, юрист Ахметова Юрий Воропаев, экс-менеджер ахметовского Мариупольского металлургического комбината имени Ильича Сергей Матвиенков, экс-мэр Лисичанска Сергей Дунаев и бывший глава одной из компаний финансово-промышленной группы СКМ («Систем Кэпитал Менеджмент»), в свою очередь также принадлежащей Ахметову, Юрий Марокко. Все имущество Рината Ахметова работает на него, компания ДТЭК (крупнейшая бизнес-группа Украины) отчисляет налоги, в том числе военные, на АТО, то есть на содержание украинской армии.

Сейчас все дружно готовятся к совместным выборам. В нашем распоряжении оказались списки от движения «Мир Луганщины» на украинском языке (изначально организация сепаратистов, подконтрольная властям ЛНР. — «»), отправленные в ЦИК Украины на согласование. По столице ЛНР список возглавляет мэр Луганска Манолис Пилавов, которого попросту назначили, люди за него не голосовали. Пилавов входил в актив Партии регионов и был вице-мэром при украинских властях, выполняя роль «серого кардинала». Любопытный штрих: до 2015 года на здании горисполкома висел украинский флаг. В ЛНР сегодня возвращаются отсидевшиеся украинские управленцы, которые без препятствий занимают руководящие посты во власти и даже спецслужбах. Так что процесс нашего предательского возвращения в состав Украины очевиден.

Мы понимаем, что ведется политическая игра международного уровня, но даже самый рядовой житель уже не верит в светлое будущее и пустые обещания. Что касается «Луганской гвардии» и активных ополченцев, мы не собираемся уезжать,

в случае возврата в Украину мы — смертники. Нам терять нечего.

— Как к возможному возвращению в Украину относится нынешний глава ЛНР Игорь Плотницкий и какое место он может занять в этом случае во властной вертикали?

— После выборов 2014 года Плотницкий провел пресс-конференцию, где пообещал грызть землю ради наших людей, которые часами на холоде стояли, чтобы проголосовать. Даже слезу попытался выдавить. Озвучил курс республики — интеграция с Россией, это то, что люди хотели и хотят. Но за все время его пребывания на посту главы ЛНР были и абсолютно противоположные высказывания. В том числе «мы должны дать шанс Киеву». Сейчас вопрос интеграции нигде не озвучивается. Вопрос получения гражданства России тоже замят. Хотя

мы по-прежнему надеемся, что ничем не отличаемся от крымчан, Южной Осетии и Абхазии.

По поводу места Плотницкого во властной вертикали: учитывая его методы работы и методы установления авторитарной власти, то абсолютно случайный человек, возглавивший республику, не сможет отказаться от власти. И будет подстраиваться под любое развитие событий. Я уже упоминала списки возглавляемого им движения «Мир Луганщины», направленные в ЦИК Украины.

Но эти замыслы не найдут поддержки и одобрения у местных жителей. Мы ждем освобождения нашей территории, второго референдума и воссоединения с Россией. Мои слова подтвердит любой объективный соцопрос на улицах республики. Наше движение не одобряет вариант выборов по украинским законам и вообще вопрос пребывания в государстве Украине, если оно только полностью не станет частью России.

— Ключевые события в республике произошли в июле–августе 2014 года: Луганск был окружен украинской армией, речь шла о сдаче города. Валерий Болотов, возглавлявший республику на тот момент, покинул столицу ЛНР. Как власть перешла к нынешнему главе — Игорю Плотницкому?

— Он стал министром обороны, потому что имел армейское звание майора, что подразумевало наличие военных навыков. При этом, когда лично столкнулась с ним, поняла, что человек в военном деле ничего не соображает. Батальон «Заря», первым командиром которого стал Плотницкий, летом 2014 года был дестабилизирован.

Пока часть бойцов стояли на передовой, в тылу происходило полное моральное разложение — вывозили в Россию иномарки, грабили банкоматы, разворовывали гуманитарную помощь.

Летом 2014 года Валерий Болотов не контролировал ситуацию, был в перманентном запое. Когда он уехал, областная администрация была пустой: никто из «болотовцев» лезть туда не захотел, многие считали, что дни ЛНР сочтены. Другим полевым командирам вообще не нужна была публичность, их больше интересовали мародерство и насилие. Игорь Плотницкий — очень амбициозный человек, сегодня чуть ли не императором себя считает, поэтому занял пустующее кресло главы ЛНР. Москва этот вопрос практически не контролировала и готова была согласиться на любую фигуру. Вопрос стоял так: а кто еще? Летом 2014 года здесь была такая каша из уголовников и бандитов, что альтернативы практически не было.

— Вы критикуете Плотницкого как неумелого командира. Но на Украине считается, что он лично руководил истреблением бригады ВСУ под Зеленопольем летом 2014 года, когда в ночь на 11 июля лагерь украинских военных расстреляли из РСЗО «Град». Сам Плотницкий — выпускник артиллерийского училища.

— Я находилась в ЛНР вместе с боевым крылом «Луганской гвардии», состоящим из 36 человек, когда началось переподчинение в образовавшееся министерство обороны. Мои ребята находились на казарменном положении батальона «Заря». О передвижениях и военных операциях я была информирована. На тот момент существовали другие военные образования, которые не спешили переподчиняться Плотницкому, но многие из них успешно держали фронт и самостоятельно выбивали «укропов». Село Зеленополье относится к Свердловскому району, этот район контролировался подразделением «Рим». Красный Луч был под контролем казаков атамана Козицына. Кто сейчас докажет, кто именно провел эту операцию? Зато я точно знаю, на какие задания пытались отправлять моих ребят. Плотницкого больше интересовали коммерческие вопросы.

— Что сейчас происходит во властной верхушке республики?

— Повторюсь, я не верю, что Москва изначально делала ставку на Плотницкого. Она поддержала того, кто оказался в нужном месте. С другой стороны, огромное спасибо России, что не оставляет нашу республику, хотя и приходится иметь дело с этими упырями. Один факт — до 19-го «белого конвоя» (автоколонны с официальной помощью Донбассу от МЧС России. На днях прибыл 50-й конвой. — «») не было ни одного отчета, ни одной накладной или фотографии с пунктов выдачи. Значит, как минимум 19 конвоев разграблены.

Подсчитайте, сколько министров ЛНР при Плотницком стали фигурантами уголовных дел.

Министр образования Леся Лаптева сбежала в Россию, в феврале арестован министр строительства и ЖКХ Александр Русаков, в минувшем октябре за присвоение «бесхозных» заправок задержан министр промышленности и энергетики Дмитрий Лямин, 16 марта найден труп советника Плотницкого Дмитрия Каргаева, по некоторым данным, державшего «общак» главы ЛНР. Сбежал из республики отстраненный от власти премьер Геннадий Ципкалов, 25 марта отстранен ставший фигурантом уголовного дела председатель Совета депутатов ЛНР Алексей Карякин (по информации от другого источника, спикер Карякин устроил пьяную перестрелку в городе Стаханове, ранив в ногу инспектора ДПС. — «»).

Очевиден конфликт между Игорем Плотницким, пытающимся взять под контроль все сферы, и силовиками в лице руководителя МГБ (министерство госбезопасности) Леонида Пасечника. На мой взгляд, Пасечник— единственный достойный представитель власти, который открыто показал зубы и идет против коррупционного окружения главы.

— Для себя последствий не боитесь?

— Меня вывозили из Луганска, чтобы избежать ареста СБУ. Потому что на Украине нет закона, сотни таких, как я, сгнили в подвалах или убиты, другие ждут судебного приговора. В Луганск я вернулась принципиально и уезжать никуда не собираюсь. У меня есть чувство долга и обязанности перед людьми, которые в нас поверили. Смерти не боюсь, боюсь не успеть сделать задуманное и принести пользу.

— Несмотря на все проблемы, в самопровозглашенных республиках появились собственные паспорта, на улицах стало безопаснее, образовалась какая-никакая система власти. Может, в этом есть и доля заслуги нынешних властей?

— Вы проводили хоть один опрос среди населения ЛНР? Мы ждали и ждем российские паспорта! Возвращаемся к вопросу о референдумах. Все, кто пришел голосовать, были уверены, что мы пойдем по крымскому варианту, но нас предали и обманули.

Донбасс ваш! Услышьте это.

А для чего нам какая-никакая власть? Прошло два года правления Плотницкого и его «Мира Луганщине». Народная республика подразумевает под собой достойные условия жизни, а не выживание. Я знаю, что наш регион переживает крайне тяжелые времена, но мы справимся.

— Какие сейчас настроения в Луганске?

— На сегодняшний день люди не понимают, куда и кто их ведет. Нашего мнения никто не спрашивает ни в подготовке к переговорам в Минске, ни во внутренних социальных вопросах. В строительстве государства независимые общественные объединения не участвуют. Есть общая усталость от сложившейся ситуации и глубокое разочарование в целях, которые не достигнуты, непонимание, как дальше действовать. Дальше продолжаться так не может, терпение людей и военных исчерпано.

— Как на это реагирует ополчение, стоявшее летом 2014 года на передовой?

— В рядах ополченцев были очень разные люди. Кто-то шел на смерть за идею, но были и наркоманы, садисты, мародеры. Сменившая ополчение народная милиция состоит из тех, кому попросту не на что жить, — в Луганске нет нормальной работы, многие при московских ценах получают зарплату по 5 тыс. руб., поэтому охотно идут в армию, где зарплата начинается от 15 тыс. Но как только возобновятся бои, эти люди первыми побегут к границе с Россией. Среди оставшихся реальных ополченцев поддержки у Игоря Плотницкого нет. Его не трогают только потому, что за главой ЛНР якобы негласно стоит Россия, он везде об этом рассказывает. Хотя я встречалась с разными людьми в Москве, и никто этого не подтверждает.

За два года республика никак не развивается. В основе ее экономики стоит контрабанда как с российской, так и с украинской стороны.

Несмотря на экономическую блокаду, на магазинных полках полно продуктов из Украины. Другая претензия ополченцев — так и не прошла национализация. Плотницкий отобрал только супермаркеты АТБ, ныне называемые «Народные» и подконтрольные ему. Украинские предприятия, имущество Ефремова, Ахметова, местного бизнесмена, экс-депутата Верховной рады от Партии регионов Виктора Ландика никто не трогает, более того, существует негласный запрет на критику Рината Ахметова.

 

Комментарии:

Оставить
 
 
Индекс цитирования



2012 © Designed by Скрипач Моня & SPrend